Люксембург уже не тот

Поговорим не о футболе, лады? В общем-то, всегда знал, но полезно будет уточнить, что Люксембургский сад, о котором так проникновенно пел Джо Дассен, и Люксембургский же дворец находятся отнюдь не в Люксембурге, а вовсе даже в Париже. В 1615-31 гг. этот комплекс где выстроили, а где и разбили для Марии Медичи — второй жены Генриха Четвертого (он же Генрих Наваррский или просто Наварра, весельчаки бабник, прогуливавшийся из протестантов в католики и обратно, автор циничного кредо «Париж стоит мессы»), королевы Франции, матери Людовика Тринадцатого, героя «Трех мушкетеров» («Но запомните, де Тревиль — с малого подъезда!»). Почему все-такое люксембургское? А на это месте стоял дворец герцога Люксембурга-Пине, одного из представителей так называемой французской ветви Люксембургов.

Кстати, Его Величество Людовик Тринадцатый очень любил выходца из довольно захудалого рода по имени Шарль, возвысившегося до герцога де Люиня. Сильно так любил, по-настоящему, как было принято при многих дворах того времени; примерно как Яков Первый Английский любил герцога Бекингэма, как Людовик обожал сменщиков облажавшегося под Монтобаном (это город!) де Люиня — де Сен-Маров всяких… Вот младшего братца де Люиня тоже вписали в Пине-Люксембурги благодаря женитьбе.

Национальный герой Нидерландов Ламораль 4-й граф Эгмонт, он же просто Эгмонт, герой одноименной трагедии Гёте и увертюры «Бетховена» — тоже Люксембург, только спрыгнувший с одной из младших ветвей династии (Гавере). Учиненная кровавым герцогом Альбой казнь видного испанского военачальника Эгмонта и его соратника графа Горна (Филиппа Монморанси) в 1568 году в Брюсселе (мимо памятника погибшим не пройдешь!) положила начало Нидерландской революции, которая спустя восемь десятков лет приведет к появлению нового государства, а попутно — к кончине испанского величия и «испанской ярости»…

Есть еще один очень известный граф Люксембург, но он обычно встречается в кавычках — речь о знаменитой, доселе популярной, многократно экранизированной оперетте «Граф Люксембург» Ференца Легара. Какую замечательную характеристику дал этому композитору один критик: «Есть три вида музыкальной драмы — опера, оперетта и Легар!». Ференц-Франц, в роду у которого были немцы, венгры, итальянцы и словаки, «удачно совместил венский стиль со славянской меланхолией и французской пикантностью». Как человек, обожающий попеть под хорошую закусь хороших же песен, я могу со знанием дела))) подтвердить, что Легар гораздо ближе к опере, нежели, скажем, Кальман и потому сложнее для исполнения. Правда, сложность сразу же идет в ущерб популярности и мелодичности — лично я ни¬когда и ни на что не променяю кальмановские кружева, которые кому-то могут показаться легковесными!

Да, а вы знаете, что «Граф Люксембург» написан на либретто провалившейся оперетты Иоганна Штрауса-того самого, Короля вальса? И еще одна подробность, которая Просто обязана приобщить вас к музыкальной классике: главный не то чтобы негодяй, но нехороший персонаж легаровского чуда — пожилой русский князь Василий Васильевич! Так и вспоминается «Иоанн Грозный, прозванный за свою жестокость Васильевичем»… Впрочем, куда ближе к нему граф в исполнении Трофимова из дружининско-кальмановской «Принцессы цирка». Куда же без комедии, а что может быть смешнее, чем слюнявое вожделение мужчины в возрасте! В оперетте это решается просто — на соответствующую партию назначается человек маленького роста без голоса — и смех гарантирован.

Впрочем, пора, наверное, нам отвлечься от музыки, воспользоваться тем, что ваш покорный слуга по бурной истории Люксембурга более-менее полно отписался в прошлом номере и перейти к непосредственным прогулкам по одноименной столице одноименного Великого герцогства.

ЭХУ ТЕР? НАХ!
Только прилетели-сразу сели, благо погода отнюдь не шептала и не призывала к прогулкам по разным интересностям. Хмурое небо, мел¬кий дождик… Прогноз обещал его и надень матча, но, к счастью, метеослужбы в очередной раз соврали — в данном случае следует сказать спасибо. И вообще, жажда новых впечатлений сильнее любой непогоды! Возможно, само милитаристское название улицы, на которой располагался отель с журналистами из Украины (Форт Нидергрюневальд — форт Нижнего Зеленого леса, это вам не авенида Джона Кеннеди по соседству, ведущая, конечно же, в «Ашан»…), побуждало к действию и изучению местных развалин. Два шага, и ты уже в парке с дивным названием Trois Glands (Труа Глан, Три желудя), названном так в честь трех сохранившихся башен форт Тюнген — почему-то они местным жителям показались похожими на желуди… Здесь же музей современного искусства, который отпугивает не названием — Мудам, а содержимым, контентом, как правильно говорить нынче. Всю эту передовую мазню и лепотню оставим петушкам и кукухам от искусства, поклонникам творчества Мандзони и подобных ему — они любят хвалшь друг друга за «раскрытие внутренней сути веща!» и прочую фигню.

Вот казематы Петру с (в честь одной из речек, протекающих через город Люксембург — наряду с Альцетт) и Бок, башни Вобана, величайшего фортификатора, который активно потрудился и в этом городе — класс, впечатляет, дайте два и завернете с собой! Старый мост, кажется, чуть ли не первый каменный в Европе — здесь его зовут по-простецки акведуком, хотя это совсем другое. .. Скромное благолепие Собора Люксембургской Богоматери — здесь нет химер и Квазимодо, а потому выглядит красиво, но скучновато. Вообще, Люксембург и его исторический центр очень здорово подталкивают к мысли, что это мог быть совершенно любой западноевропейский город. Площадь Оружия с обильными кабачками и непременным «Макдональдсом», почти примыкающая площадь Гийома Второго (он же Вильгельм, нидерландский монарх, немало сделавший для Люксембурга; Вильгельм Первый тоже не слабо потрудился, нов другую сторону — это он чуть не полстраны переписал в бельгийскую провинцию), на которой активно торговали сельскохозяйственной продукцией. Чертовски вкусен и даже колоритен бутерброд за 4 евро, которым угощает Евгений Левченко, ныне коллега — журналист. Сворачивает огромную конструкцию из кусков мяса, тушеной капусты и булки добродушный русский немец, полтора десятка лет назад прибывший из казахстанских степей на историческую родину — это поклонник единоборств, совершенно равнодушный к футболу, приезжает сюда со своим фургончиком из Германии на работу. Как и очень, очень многие — 40 процентов населения Люксембурга это как раз «понаехавшие», которые, правда, категорически отрицают, что здесь выше зарплаты и ниже налоги: «Ну разве что чуть-чуть». А чего ж едете?! Говорят, просто работу нашли, ничего особенного, а границы всё равно прозрачные.

Тишина и лепота, никто никуда не торопится, покупательницы щупают свежие помидоры и не берут. Еще бы — 6 евро за кило! А те, что по 3,50, смотрятся гораздо хуже и в салат не просятся. Куркума по 21 евро за кг — не хотите ли? Только сначала уточните, что это…
Всё находится на расстоянии в два шага. Центральная площадь, которая и есть Оружия, уже застав¬лена киосками, который вот-вот гостеприимно распахнут окошки и будут торговать горячим вином — глювайном, а также милыми мелочишками к Рождеству. Так у них везде, чертовски напоминает Кёльн с его Ноймаркгом, Левченко, живущий в Амстердаме, подтверждает — всё такое типическое-типическое… Но от того не менее приятное.

Я — турист. Разве что стадом за экскурсоводом не очень люблю ходить, как это делают британские бабушки и дедушки, а также поистине бесчисленные китайцы и просто вьетнамцы… Осознание собственной сущности очень здорово помогает избавиться от иллюзий и не пытаться за два дня проникнуть в суть люксембургских вещей. Снаружи — всё очень классно, хочется на пенсию и поселиться с женой в каком-нибудь Эхтернахе, откуда и посылать всех по предписан-ному названием города направлению ! Но у нас — своя судьба. Тем более, мы все-таки приехали на футбол. Давайте-ка прогуляемся поближе к стадиону.

В Г0СТЯХ У ЖО3И
Стадион «Жози Бартель» упакован в жилой квартал, чем-то напоминая аналогичное сооружение «Панатинаикоса», только здесь оно намного меньше. Рядом — пожарная часть, из которой незадолго до игры вырвался караван красных автомобилей — судя по истошности рёва сирен, горел весь Люксембург. Впрочем, вернулись они очень быстро. Видимо тушили брошенный кем-то бычок.

Вдоль главной, она же единственная крытая, трибуны проходит улица Арлон в честь одноименного бельгийского городка, в который она устремлена подобное некой асфальтовой стреле. Автобусы подъезжая со стороны центра, описывают своеобразный круг почета — с Арлон на рю де Фойе, затем по рю Наполеон (Первый или Третий? Не важно, интересно другое — там все дома имеют собственные имена!) и, наконец, на улицу Стадионную, где средства передвижения избавляются от своего содержимого…

Кстати, вот вам типичное восприятие пространства и времени со стороны местных жителей. Опять-таки сталкивался с этим отнюдь не только в Люксембурге. После 15-ти минут открытой части тренировки сборной Украины в пятницу решил пройтись пешком и спросил водителя автобуса — куда, собственно, направлять стопы, хочу на пляс д’Арме, она же площадь Оружия. Любезный драйвер с искаженным лицом замахал руками: да вы что, это очень далеко, от трех до пяти километров! Тут справа есть автобусная остановка, идите туда…

Думаю, вы догадались, что до цели я доблестно дотопал за какую-то четверть часа. Ох уж эти люксембуржцы — они как те монгольские военачальники, что даже малую нужду за юрту справить отправлялись верхом, потому что ноблесс оближ, положение обязывает! Привыкли всюду передвигаться на автомобилях. К слову, они в Люксембурге не такого уж эконом-класса, как, например, в Швейцарии — много недешевых «Мерсов», БМВ и «Ауди», видать, соседи подбрасывают понемногу.
Далее предсказуемо. Вечер пятницы оказался настолько украшен хорошей компанией в мексиканском (или чилийском?) ресторанчике, что даже беседы «за политику» получались на редкость благожелательными, а такси, на котором пришлось отправляться в гостиницу, выглядело лодкой Харона — куда ж так рано-то… Да-а, наследующий день нас встречали в «Чи-чис» как родных и предлагали еще раз исполнить «Нич яка мисячна»!

Суббота виделась в радужных тонах, но ближе к матчу беспокойство начинало пробивать и бегать мурашками по спине. Без малейшего преувеличения и дежурных комплиментов болельщикам в сине-желтом скажу: сначала центр города, а затем окрестности «Жози Бартеля» оказались оккупированы нашими. По улице Арлон двигались только украинцы — из Киева, Луцка, Львова, Германии, Бельгии и Франции, словно желая проиллюстрировать самую прекрасную в мире банальность: футбол объединяет! Болельщики размахивали флагами, скандировали сами знаете что и даже с перебором, допивали прихваченные с собой напитки разной степени горячительности (некоторым явно было уже «занадто и нездрово»), фотографировались с Виталием Кварцяным и Сергеем Ковальцом. Одинокие люксембуржцы пугливо жались по обочинам и словно извинялись за свой крохотный стадион. И заодно за крохотную страну…

Оставалось весь этой боевой настрой подпереть игрой и результатом и завершить четвертый тур бурным мажорным аккордом. Получилось! Так или иначе, но вы знаете об этом матче немало — смотрели ведь, верно, проникались столь искренними чувствами Виктора Вацко, который наверняка оставил на комментаторской позиции пару килограммов живого веса? Вот и обойдемся без лишних подробностей.
Разве что упомяну, что при более качественной реализации мы должны были выиграть где-то 10:4.

Отдельный разговор -кадровые решения «шефа нашего Михал Иваныча». Он перед матчем сказал, что основу назвать не готов, сделает это поближе к самой игре. Фоменко не только сказал, он и сделал, попутно запутав прессу с помощью набора манишек, который якобы явил основу. .. Как же я рад за Деню Олейника, которого мы все успели основательно подзабыть и который, похоже, вернулся в «Витессе» в большой футбол! Во всяком случае, прессу он там имеет отменную, а в игре за сборную лишний раз подтвердил, что нидерландцы не склонны расхваливать на ровном месте.
Что касается расстановки, то мне показалось, что Олейника, скорее, следовало именовать вторым форвардом, а Сидорчука — атакующим хавом, то есть 4-4-2 во всей красе, а то и 4—2-4 (о Бразилия-58!), если учесть атакующую направленность Коноплянки и Ярмоленко. В самом деле, все эти схемы…

Конечно, необходимо оговориться, что мы имели дело с Люксембургом, стало быть, играли своеобразные обязы в «гусарике». Команда Великого герцогства буйно начинает и вполне может создать проблемы кому угодно. А вот дальнейшее зависит от класса соперника — кто-то, как белорусы, угомонили «герцогских» лишь под конец матча, нам же потребовалось минут 30-35. Безусловно, хозяева могли и даже обязаны были забивать, особенно Тюрпель, который то Федецкому позволит супер-сэйв соорудить (13-я минута, с этого, можно сказать, игра и началась), то с выхода один на один невесть куда зарядит. А уж как Муч ухитрился не суметь обработать мяч в контратаке три в один! Многовато мы им позволяли, и травмы Кучера, Степаненко, Эдмара, атакже качество газона-мокрый и мягкий, простите уж за такую непрофессиональную оценку — не служат нам оправданием ни в малейшей степени. Да, Украина отвечала своими моментами — три или четыре промаха Олейника и Зозули, удар Шевчука, который Жубер вынул в красивейшем броске, но повторяю снова и снова: другой соперник не простил бы нас, как это сделали подопечные Люка Хольца.

Насколько закономерным был первый гол Ярмоленко, который увенчал неразбериху в штрафной — подача Коноплянки с углового, прострел Олейника, завидно хладнокровие автора гола?.. Мне показалось, что нашим удалось нащупать слабость обороны хозяев, очень уж они неудачно действовали вверху, даже Олейник, который вроде как не блистал умением играть на втором этаже, раз за разом их переигрывал! Вот и зашел первый, а потом был хитрый удар Конопы (Жубер не купился), совершенно невероятный шанс, упущенный Ярмоленко — что-то с желанием поделить мячом с партнерами он порой перебарщивал… Могли еще до перерыва все вопросы снять. А так пришлось еще и в начале второго тайма понервничать, когда Олейник ткнул мячом в кипера — подумалось, что какое-то дьявольское невезение преследует! Аннет, Ярмоленко два раз исполнил фирменный трюк, после чего полнейшему благодушию мешало только отсутствие четвертого гола и порой возникавшие всё же пожары у наших ворот. Люксембург-то явно поплыл — увы, проплывал он и во владениях Пятова. Ну и мы немножко силы поэкономили.

Вот такая игра проходила в Люксембурге. С победой, игроки, с победой, тренеры, с победой всех нас! Отдельной строкой выпишу вот что: очень понравилось настроение в команде, как-то очень комфортно и оптимистично в сборной дышится. Серьезно. И глаза у парней по-хорошему, по-правильному горят. Или это я давно никуда с нашими командами не летал и потому соскучился.

ИЗ ЛЮКСЕМБУРГА С ЛЮБОВЬЮ
А можно немного покритиковать европейское благолепие? Спасибо. Полное впечатление, что нас то ли не ждали, то ли не слишком привыкли встречать — в аэропорту что на прилет, что на отлет выстраивались немалые очереди. Ну а неработающие магазины Duty Free, когда мы засобирались в Украину, если учесть, что многие, особенно футболисты, как раз и делали ставку на предотлетную затоварку — это, знаете ли, вообще за гранью добра и зла, от прохождения которой мы успели основательно отвыкнуть! То есть дорогие хозяева немножко наказали нас и немножко себя — ведь у нас умеют тратить… М-да. В общем, без магнитиков. Друзья поняли.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)